User Registration

or Отмена

Детство, опаленное войной

b_600_290_16777215_00_images_images_2018_19_18-2018-13.JPG87-летнему Ивану Мороз воспоминания даже о дне освобождения из концентрационного лагеря даются с большим трудом. На протяжении всей беседы он готов был говорить обо всем, но только как можно меньше вдаваться в подробности страшного двухгодичного содержания под гнетом фашистов...

 

Босоногое детство

Юному Ване было 8 лет, когда начались первые разговоры о войне – тихие перешептывания, пророческие предсказания участников первой мировой, которые заглушались руководством. «Если в июне не нападут, год будем жить спокойно», – говорили бывалые вояки. Но этих спокойных лет выпало на долю советских людей немного...

Пришел страшный июнь 1941 года. Иван Артемьевич, тогда еще 10-летний Ваня, встречал босоногое лето в Березовском районе Брестской области Республики Беларусь, когда его настигла война. В небе пролетели черные самолеты – дело привычное для тех, кто живет в километре от аэродрома, но окраска сразу дала понять – что-то произошло.

Никто не хочет воевать

Аэродром взорвали немецкие бомбардировщики. В небо не успел взмыть ни один советский самолет... После взяли курс на Березы – райцентр с населением порядка 30-40 тысяч человек. Сбросили бомбы и там. У людей – паника. Руководства нет, они давно сбежали... Солдатскому гарнизону защищаться нечем, оружия нет. Прислали из Минска свои бомбардировщики, чтобы взорвать мост и железную дорогу, но до цели они так и не долетели, столкнувшись в пути с немецкими истребителями... Своим прикрыть тыл никто не подумал.

- Это сейчас можно правду говорить, – добавляет Иван Артемьевич. – Тогда было нельзя. До последнего не было оружия, бороться в ответ не разрешала Москва. Говорили: не дают добро. Не отвечать на провокацию. Войны не будет. А ведь она у нас тут в Белоруссии шла полным ходом... Что было делать? Подались мужчины в партизаны. Защищали родину грудью.

Не одни немцы – фашисты

В 43 всю семью Мороз забрали в лагерь.

- Бегали детьми на улице босиком, смотрим – идет Челдон (так называли одного земляка между собой), с оружием. За ним – немецкие мотоциклы. Мы – врассыпную домой. Сдал Челдон своих же... Облавой фашисты шли на наших партизан. Народ выгнали на улицу – считать. Где кого-то не досчитались – расстреливали на месте за то что не сдавали своих... На наших глазах. Потом погнали к железной дороге. Кто в чем был. Я так и шел босиком. Путь был долгий. Перевалы, ожидание. Чего ждали? Непонятно. Потом – первый лагерь.

Тут Иван Артемьевич запинается. Начинает снова говорить о войне в общих чертах. Потихоньку, с помощью его супруги, узнаю мелкие подробности: как спали на трехъярусных нарах, как родителей отправляли работать, как дети пололи брюкву, изнывая от голода. Как уводили детей и взрослых, а потом больше никто их не видел. Как проходил отбор на здоровых, способных к труду, и больных. Как не закапывали ямы с расстрелянными, а просто присыпали известью тела, пока не наберется полная общая могила... Как сжигали тела в крематориях. Вспоминает, как собирались дети у черты лагеря, у колючего забора, и чего-то ждали. Чего именно, непонятно. Как проходили мимо фашисты, смеялись, кидали иногда яблоко или кусок хлеба, а детвора дралась за каждую кроху... А они смеялись, потешались... О таком невозможно говорить без слез. О таком невозможно рассказывать каждому...

«Советское сито»

В мае 45-го пришла на выручку советская армия. Сначала фашисты бежали с востока Германии на запад, забрав всех с собой – и военнопленных, и узников. «Всё надеялись на что-то, ждали какой-то подмоги, оружия. Но она так и не пришла», – вспоминает Иван Артемьевич.

И их бросили. Группы людей разбрелись по окрестностям, ожидали помощи своих. Забрали. Переправили через Эльбу. И снова...лагерь. Только советский. Просеивали через сито, допрашивали, почему остались живы. И только потом долгая дорога домой...

Новая жизнь

После войны легче не стало. Голод. Трудодни. Дефицит. И тайны, тайны, тайны, сокрытие действительности о войне, о том, какой ценой далась победа... В 1960 Иван Артемьевич принимает решение и под общий призыв приезжает в Казахстан на освоение целины. Началась новая жизнь. Работал на стройке, возводил дома, магазины в Тарановском... Сейчас благополучно живет на пенсии со своей супругой.

Теперь говорить правду можно. Да вот только совсем не хочется переживать этот ужас, пусть даже через воспоминания...

 

 


Канал на YouTube