У блокады мамин голос

b_600_290_16777215_00_images_images_2018_18_18-2018-4.JPGВ эти дни, когда мы в очередной раз обращаемся к теме Великой Отечественной войны, наши старшие соотечественники делятся своими воспоминаниями. Среди них свою впечатляющую историю блокадного детства, поведанную ей ее матерью, районке рассказала ветеран труда, житель блокадного Ленинграда Галина Котлярова.

 

Она родилась в марте 1940 года в городе Кронштадт, расположенном в 50 км от Ленинграда. И уже в июне 41-го полуторагодовалую Галю настигла война.

По зову Родины

Ее отец, Федор Яковлевич Левченко, военный, моряк Балтийского флота, ушел на фронт после первого же сообщения о начале войны. Схватил галифе, сломя голову ринулся на защиту родины, напоследок крикнув жене: «Я на войну, Маша. Детей отправь к моим, под Воронеж». Это был последний июнь, когда любящая супруга Мария Ивановна и четверо малолетних детей видели главу семейства. Уже в августе пришла похоронка. Федя погиб, беззаветно защищая Советский Союз.

По наказу мужа Маша отправила старших детей к родителям супруга в Воронежскую область, младшую Галю оставила при себе, больно мала она была, чтобы отрывать ее от материнской груди. Но эвакуироваться вдвоем они не успели – Ленинград взяли в блокаду, вместе с ним – и портовый Кронштадт.

Блокадные – тоже военные...

В небе летали бомбардировщики. Что ни день – то взрывы, спуски в бомбоубежище, скорые похороны соседей, умирающих от осколков снарядов или от голода... Но слова «сдаваться» не произносил никто – в голове ни одного блокадника такая мысль даже не мелькала. Защищали родину все – и маленькие дети, и женщины, и старики. Кто как мог. Отстоять свой город ценой голодной жизни – дело чести каждого советского гражданина...

Но в семье Левченко разыгралась не только общая трагедия – волновала личная беда. Галя была истощена до предела. Соседка советовала Маше – бери шоколад, он питательный, спасет твоего ребенка. Но деревенская Маша верила в силу мучного, старалась добывать его.

Когда все бежали от бомб, отчаянная Мария Левченко бросалась в самый эпицентр, осознав, что чаще всего фашисты норовят взорвать полевую кухню. Сгребала в кастрюли, подол платья растекавшийся суп, бежала домой, кипятила, кормила свое дитя... Наверное, именно это и позволило им выжить. И никакой шоколад не помог соседке Богомоловой и ее детям справиться со страшным голодом, погибли всей семьей...

«Больше не наши!»

В 1942 году семье выдали документы на эвакуацию. Да только все оцеплено фашистами, не пробиться. По адресу выписали, из города не отправили... Талоны на еду выдавать перестали...

Летом им все же удалось вырваться из блокадного Кронштадта. В Москве Мария Левченко сбегает с вконец истощенной Галей на руках с поезда. Своими силами добирается до Ясиновки, где семья воссоединилась. Но ненадолго.

Узнав, что сын погиб, старшие Левченко заявили: «Коли Федьки нэма, вы нам никто». И Маша с детьми перебралась жить в сарай.

Ее сильный характер и жизненная закалка, по рассказам дочери Галины Котляровой, удивляют. Как выяснилось, недалеко от села проходила линия фронта, где солдаты рыли окопы. Так Маша не растерялась и стала своими руками добывать из них бревна. Вместе с детьми, которые катили их с пригорка. Потом при помощи брата построила дом. Своими руками.

Бедность – не порок

Тяжелое положение не позволяло Маше учить детей – не во что было одевать. Но Галя настолько жаждала знаний, что сбегала с дома и бежала опрометью в школу – в разных сапогах, в кафтане... Садилась за заднюю парту и жадно слушала учителей. Так она окончила сначала 4 класса, затем 8. Потом отправилась в 10-летку за 30 км, только бы больше знать...

За это она всегда была на примете – единственная в деревне, кто окончил 10 классов. Работала сначала на ферме, потом в библиотеке, секретарем комсомольской организации, бухгалтером... Мечтала стать продавцом, но это желание так и не сбылось.

Зато Галина Федоровна окончила педучилище, стала учителем начальных классов. Встретила там своего будущего мужа, вышла замуж, родила сына Геннадия. Вместе с ним приехала в Казахстан.

- Мы жили так бедно, что не пересказать. Наверное, после всех этих тягот у меня осталась привычка – все считать, как мама. Я записываю свои расходы, делю пенсию на части. Что-то отправляю внукам, остальное распределяю на свои нужды. Всегда всему веду учет, – делится блокадница.

«Блокадный» статус

Галина Федоровна до самой пенсии была без этого «звания». И только с выходом на заслуженный отдых после 40 лет трудового стажа взялась за восстановление документов. С бывшей родины пришла медаль – «Житель блокадного Ленинграда». Да вот только льготами она не любит пользоваться до сих пор. Наверное, сильный, стойкий и упертый, как говорит она сама, характер не позволяет. «Главное – жить честно. Это я и своим детям говорю. Сын мне говорит: «Мама, ты зачем нас такими строгими к жизни воспитала?». А я отвечаю: «Мое дело – дать вам воспитание, а под жизненные условия подстраивайтесь сами», – подытожила Галина Котлярова.

Вот он вам – блокадный характер... Строгий!

 


 
Яндекс.Метрика
Курс валют в Казахстане